История трусости,
или
Летопись моды от ведьмы и сноба

«У меня зашибенное чувство вкуса!» - кричит весь облик обладательницы шмоток из бутика… Нет, дружок, это только иллюзия. Имеющие уши понимают этот вопль по-другому. «У меня много денег!!!» - орут дорогие дизайнерские вещи на тебе и иногда уточняют – откуда столько. От родителей, заработаны гениальной головой или честным девичьим трудом.

А еще пламенная любовь к лейблам-логотипам-громким-именам говорит о желании уйти от ответственности. Лично я с теми, кто гордо приспускает джинсы, дабы показать логотип Versace на трусах, предпочитаю не общаться. Потому как навязчиво выставляемая напоказ цена и подпись дизайнера – универсальный щит.

Великим дизайнерам трудно – они рискуют репутацией. Первым храбрецом от моды был некий англичанин из начала 20-го века по имени Чарльз Фредерик Ворт. Не его модели были революцией, а его маркетинг. Именно он придумал выпускать каждые полгода новую коллекцию, искусственно повышая спрос. В результате не успело пройти и полвека, как Пьер Карден мог с полным правом заявить, что «мода – это обновление».

Но главным было то, что Ворт первым стал «подписывать» свои творенья, именно он придумал логотип. Это, поистине гениальное изобретение, перевернуло историю моды. До этого цена одежды зависела от качества ткани, кроя и тщательности отделки.

Теперь ты платишь за маленький лоскуток ткани с именем. Ты покупаешь логотип - индульгенцию на случай, если твой внешний вид назовут безвкусным. Ты покупаешь право быть безответственной: «Эту зеленую в розовый горошек юбочку-шорты сделал Вася Пупкин, на ней глянец Самого-Авторитетного-Журнала-о-Моде. И если ты не читала/не видела, то сама дура!». Или так: «Моя тряпка модная, потому что Дэцл носит такую же!».

Ты прикрываешь собственную трусость именем модельера или именем личного «Вождя». Быть «Вождем» еще страшней, чем модельером. Надо быть вроде как личностью и, как следствие, задавать моду. В 30-е это неплохо получалось у актрис. Модным были не столько логотипы, сколько «платье как у Марлен Дитрих в «Голубом Ангеле».

В 60-е «Вождями» стали рок-звезды. Первыми, кто серьезно озаботился своим неповторимым стилем, был «неподражаемый Элвис». Он потряс американскую общественность, появившись на сцене в «тюремном» костюме из грубой ткани и замшевых туфлях… Потом были The Beatles. Главная гадость, которую они сделали родителям и учителям мира, была в том, что их скромные по нынешним меркам пиджаки без воротничков и длинные волосы можно было носить каждый день, а не одеваться так раз в год на большую вечеринку… Истерика – вот, пожалуй, лучшее определение битломании и моды той поры. Восторженная истерика – у тех, кто носит и слушает, просто истерика – у тех, кто наблюдает и плюется.

Но рок-музыканты быстро поняли, что напрягаться еще и по поводу тряпок – глупо. А продавать индульгенции всегда выгодно, это еще из школьного курса истории известно. Поэтому дизайнеры быстро усвоили новые правила игры. Для Дэвида Боуи творил уже «карманный модельер» Фредди Буретти, хотя Боуи любил порой одеться и у Ямомото. Кроме того, на формирование стиля «glam rock» повлияли почти все известные дизайнеры, начиная от Gaultier и заканчивая Dolce & Gabbana.

Потом пришел «панк». Причем, не ясно, кто его придумал первым – музыканты или дизайнеры. Вроде как официально панк родился в 76-ом… А Вивьен Вествуд открыла свой магазинчик со скромным названием «Sex» еще в 74-ом.

Так что история «большой моды» – это история человеческой трусости.

Хотя попадаются исключения. Например, 40-е годы пошлого века. Правда, смелость носить «безымянные вещи» была тогда отнюдь не добровольной. Просто достать платье с логотипом было практически нереально, и даже богатым женщинам пришлось стать смелыми. А мужчины носили военную форму и были избавлены от мук.

Уже упоминавшиеся 60-е, о которых обычно говорят с восторженным придыханием (как никак «время последней революции в моде»), еще один этап смелости. Начав бунт против общества потребления, молодежь потеряла право прикрываться щитом известных дизайнерских имен. Chanel и Dior были любимцами родителей, и пока не появились новые имена, молодежь была смелой. В ход шли старые джинсы и бархатные балахоны неизвестного происхождения. Их эффект сейчас можно осознать, если представить, что ты пришла в пафосный клуб в валенках и стеганом ватнике с пятнами солярки.

В 1971 Ив Сен-Лоран показал свою коллекцию «Liberation» – это было начало стиля «ретро» и заодно эпохи, когда официально стало нужно приносить бархат, атлас и тафту «от кутюр» в жертву драной джинсе блошиного рынка…

У людей, следящих за модой, часто возникает подозрение, что где-то существует тайная организация «ГлавМода», которая задает курс. Оттуда всем фабрикам мира идут депеши, типа «в этом сезоне модно красное и шляпы с большими полями». Но на самом деле мода – это то, что носится в воздухе. И талантливые дизайнеры, создатели логотипов – это те, кто ловят ее первыми.

Так что на этом свете только две категории смелых от моды – великие дизайнеры и существа, не обращающие внимания на логотипы вообще.

Отсутствие оного не безликость и тем более не дурной тон. Это хорошо развитое чувство вкуса плюс готовность отвечать за свои поступки. Редкое умение одеться так, чтоб у тебя на модной тусовке с придыханием выпытывали телефон твоего «личного дизайнера», а ты б загадочно молчала. Не потому, что сноб, а потому что у секонд-хэнда в подвале соседнего дома телефона нет.

© Koterina, январь 2004


На Главную страницу
Обратно в раздел




Iter Suum
Сайт создан в системе uCoz